Негородская фотолетопись: что такое сибирская глубинка сегодня?

В Сибирском филиале ГМВЦ «РОСИЗО» открылась выставка «Негород» красноярского фотографа, члена Союза фотохудожников России, Александра Кустова. В своем творчестве он развивает тему существования человека на периферии, в провинции.

Опытный фотограф-любитель десятилетиями снимает то, что душе угодно, и в своих черно-белых снимках показывает неожиданный портрет современной российской глубинки. На открытии мы пообщались с автором работ и куратором проекта Евгением Ивановым (председатель Новосибирского регионального отделения Союза фотохудожников России).

Александр, когда вы впервые в руки взяли фотоаппарат? На сегодняшний день фотография – это увлечение, хобби, или основной вид деятельности?

Александр Кустов:

С фотоаппаратом я впервые взаимодействовал в качестве штатива (смеется). Поясняю: как только встал на ноги, мне родители дали фотоаппарат, чтобы я их сфотографировал.  Осознанно к фотографии я начал относиться с 12 лет, после того, как в наследство от отца получил фотоаппарат. Даже сохранил самую первую, снятую мной, пленку. Очень жалею о том, что в девятом классе почти сжег отцовский архив. Старая пленка хорошо горела, а мне нужен был повод (смеется). Дело в том, что из них ракетницы было здорово делать.  А вообще, у меня был настоящий музей фотографии! Дома хранилось свыше 2000 тысяч экземпляров, фотоаппараты, фотоальбомы, которым было около 150 лет. Впоследствии я все подарил одной из красноярских школ фотографии.

Моя основная профессия – врач-стоматолог. Я не люблю слово профессионал. В моем понимании профессионал – это тот, кто за свой труд получает деньги. В фотографии я отношу себя как фотолюбитель, в значении – любить фотографию. Это для меня важнее.

Я по сей день собираю любительские снимки, сделанные против всех правил. Когда много лет занимаешься фотографией, то уже автоматически строишь композицию, золотое сечение, смотришь, чтобы горизонт не был «завален». Я хочу все эти навыки «забыть» и стать наивным любителем, интуитивно схватывающим открытые, «живые», настоящие кадры. Именно благодаря моей профессии стоматолога, я имею возможность заниматься любимым делом, не оглядываясь на особую зависимость от объёма кошелька. Поэтому я не связан обязательствами заказов и снимаю то, что моей душе угодно.

Александр Кустов на открытии выставки

Александр Кустов на открытии выставки

Евгений Иванов:

На самом деле, Александр принадлежит к тому удивительному феномену российской фотографии, который сложился в 70-х годах, когда люди занимались художественным творчеством, будучи профессионалами в другой области. Получались удивительные результаты, потому что была искренняя заинтересованность, а не стремление к заработку.

Хочу добавить по поводу фотолюбителей. Например, в рамках престижной премии WorldPressPhoto (Прим.: WorldPressPhoto – независимая, некоммерческая организация, штаб-квартира которой находится в Амстердаме. Основанная в 1955 году, организация занимается проведением ежегодного конкурса в области фотожурналистики) несколько раз были признаны лучшими снимки, сделанные в наивной манере профессиональными фотографами. Зрителя подобные кадры располагают, он начинает верить автору, чувствует драйв и считывает узнаваемые жизненные ситуации.

Александр, у вас впервые открылась выставка в Томске. Расскажите подробнее про проект «Негород», который представлен в Сибирском филиале ГЦСИ-РОСИЗО?

Проекту 40 лет, фотографии сняты с 1973 по 2013 гг. Мне часто говорят, что я делаю постановочные снимки. Мой ответ на это –  у нас вся жизнь постановка, мы ведь не дикие животные, живущие в саванне.

Основной архив фотографий сделан в моем родном селе с удивительным названием «Российка», куда ссылали людей со всего Союза в периоды репрессий. Все каникульное детство я проводил там, и знаю тонкости деревенской жизни «от и до»: когда совхозы и колхозы были миллионерами, когда солярка стоила одну копейку. Когда на Енисее гуляли всем селом и т.д. На этом фоне я увидел, как люди живут сейчас. Последние годы, я задавался вопросом – а что будет с нами после того, как мы все свои заводы переделаем в товарно-продуктовые лавки?

Многие меня могут обвинить в пафосе, но они просто не пережили той ситуации, в которую попала моя семья. Моей второй дочери при рождении были поставлены серьезные диагнозы. В тот момент я думал о том, что люди, живущие в деревне и питающиеся экологически чистыми продуктами, с этим не сталкиваются.

Отмечу, что в моём фотопроекте нет поломанных комбайнов, плохих дорог с заросшими бурьяном полями и валяющимися мужиками. Я снимал лица крестьян, их детей, так, как фотографирую своих родных. Я хотел показать людей, особенно детей, будущее поколение – вот они, обратите на них внимание!

Евгений, Вы как куратор в экспликации к выставке написали, что без зрелой территории провинции не может быть полноценного культурного пространства страны. Поясните?

Россия – провинциальная страна, а также консервативная и сельскохозяйственная. Наше поколение выросло в деревне. Еще 100 лет назад Новосибирска, как крупного промышленного мегаполиса, не существовало. Пересматривая работы во время монтажа выставки, у меня возникло название – «Дальняя родня». Все люди, изображенные на фотографиях Александра, как будто тебе родные. Профессионализм и любительство – две важные вещи. Современные молодые фотографы делают проект и рассчитывают на кураторов, на музейные площадки. Они сознательно или бессознательно подстраивают эстетику и миропонимание под определенный кураторский вкус. Когда Александр снимал серию «Негород», то ему хотелось искренне показать настоящую жизнь своей Родины.На любительской фотографии из семейного альбомачувств больше, чем в 25 профессиональных, выстроенных со светом и композицией кадров. Александр Кустов показывает нам ту Россию, в которой есть чувственное. Она и есть исток всего.

Известный московский художник Данила Ткаченко для своего фотопроекта «Родина», посвящённому вымиранию деревень, поджигал пустующие деревенские дома. На его сайте в описании проекта приводятся довольно удручающие цифры. Например, по прогнозам некоторых демографов, к 2025 году 96% селян станут горожанами. Иными словами, сельское население исчезнет практически полностью. Что вы думаете по поводу проекта, если вы о нем слышали? И каковы ваши прогнозы относительно сибирской провинции?

Данила Ткаченко, проект «Родина»

Александр Кустов:

Ничего я об этом не думаю. Каждый, кто занимается творчеством, волен использовать свои приемы. Мне известна одна история, когда фотографы с фото-экспедицией пошли в тайгу, чтобы запечатлеть исчезающие объекты ГУЛАГа.Утром, пока все спали, один фотограф поджег вышку. Ради одного кадра поджег историю…По поводу прогноза.  У меня есть надежда на будущее благодаря тем, кто в «негороде».  Хочется этого светлого будущего для малой родины.

Евгений Иванов:

Реальная ситуация такова, что город вытягивает интеллектуальные и физические ресурсы из деревень. По поводу Данилы Ткаченко. Он является типичным представителем школы Александра Родченко (Прим.: Московская школа фотографии и мультимедиа имени Родченко – учебное учреждение, осуществляющее образование в области современного искусства, фотографии и видеоарта), когда проектное мышление превалирует над художественным творчеством. Будучи победителем WorldPressPhotoи участником больших международных выставок, он прекрасно понимает, что нужно кураторам. Этот проект со сожжением довольно интересное, неожиданное высказывание, но то, что в нем считывается кураторско-проектный дух, абсолютно точно. И это не радует.  Кустов много душевней, родней и, поэтому, точней и проникновенней.

Выставка открыта для посещений до 22 июля по адресу пер. Нахановича, 3а (Сибирский филиал ГЦСИ-РОСИЗО).

График работы выставки: по будням до 13 июля с 14.00 до 16.00, с 16 по 20 июля с 12.00 до 18.00. Экскурсии: 16 июля в 18.30; 21 июля в 14.00.

Вход свободный. Тел. для справок: 512-513 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *